almat_malatov: (Default)

Jaśniały chwile szczęśliwsze, niestety!
Kiedy na błoniach był kwiatow dostatek,
Kiedy mi było łatwiej o bukiety
Niżeli tezaz o kwiatek.


Rynknęly burze, ciąngłe leją sloty,
Trudno wynaleźć na ojczystej błoni,
Trudno wynaleźć, gdzie kwiat błyskał złoty,
Listka dla przyjaznej dłoni.


Co wynalazłem, niech tobie poświęcę
Racz wdzięcznie przyąć, chociażby z tej miary,
Że byl ten listek w przyjacielskiej ręce,
Że to ostatnie są dary.


Дни миновали счастливые, нет их.
Было цветов, сколько сердце захочет,
Легче нарвать было сотни букетов,
Нежели ныне цветочек.


Ветер завыл, и дожди заструились,
Трудно найти средь родимого луга,
Трудно найти, где цветы золотились
Листик любимого друга.


Будь же доволен осенним листочком,
В дружеской был он руке, хоть не ярок,
Будь ему рад, наконец, и за то что
Это — последний подарок.


almat_malatov: (Default)

Говорят, что смерть – боится щекотки,
потому и прячет свои костлявые пятки:
то в смешные шлепанцы и колготки,
то в мои ошибки и опечатки.


Нет, не все поэты – пиздострадальцы, -
думал я, забираясь к смерти под одеяльце:
эх, защекочу, пока не сыграет в ящик,
отомщу за всех под луной скорбящих -
у меня ведь такие длииинные пальцы,
охуенно длинные и нежные пальцы!




Но, когда я увидел, что бедра ее – медовы,
грудь - подобна мускатным холмам Кордовы,
отключил мобильник, поспешно задернул шторы,
засадил я смерти - по самые помидоры.


…Где-то на Ukraine, у вишневом садочку -
понесла она от меня сына и дочку,
в колыбельных ведрах, через народы,
через фрукты –овощи, через соки-воды…


Говорят, что осенью - Лета впадает в Припять,
там открыт сельмаг, предлагая поесть и выпить,
и торгуют в нем – не жиды, ни хохлы, ни йети,
не кацапы, не зомби, а светловолосые дети:


у девчонки – самые длинные в мире пальцы,
у мальчишки – самые крепкие в мире яйцы,
вместо сдачи, они повторяют одну и ту же фразу:
«Смерти – нет, смерти – нет,
наша мама ушла на базу…»



Александр Кабанов

Posted via LiveJournal app for iPad.

almat_malatov: (Default)

Говорят, что смерть – боится щекотки,
потому и прячет свои костлявые пятки:
то в смешные шлепанцы и колготки,
то в мои ошибки и опечатки.


Нет, не все поэты – пиздострадальцы, -
думал я, забираясь к смерти под одеяльце:
эх, защекочу, пока не сыграет в ящик,
отомщу за всех под луной скорбящих -
у меня ведь такие длииинные пальцы,
охуенно длинные и нежные пальцы!




Но, когда я увидел, что бедра ее – медовы,
грудь - подобна мускатным холмам Кордовы,
отключил мобильник, поспешно задернул шторы,
засадил я смерти - по самые помидоры.


…Где-то на Ukraine, у вишневом садочку -
понесла она от меня сына и дочку,
в колыбельных ведрах, через народы,
через фрукты –овощи, через соки-воды…


Говорят, что осенью - Лета впадает в Припять,
там открыт сельмаг, предлагая поесть и выпить,
и торгуют в нем – не жиды, ни хохлы, ни йети,
не кацапы, не зомби, а светловолосые дети:


у девчонки – самые длинные в мире пальцы,
у мальчишки – самые крепкие в мире яйцы,
вместо сдачи, они повторяют одну и ту же фразу:
«Смерти – нет, смерти – нет,
наша мама ушла на базу…»



Александр Кабанов

Posted via LiveJournal app for iPad.

almat_malatov: (Default)

Говорят, что смерть – боится щекотки,
потому и прячет свои костлявые пятки:
то в смешные шлепанцы и колготки,
то в мои ошибки и опечатки.


Нет, не все поэты – пиздострадальцы, -
думал я, забираясь к смерти под одеяльце:
эх, защекочу, пока не сыграет в ящик,
отомщу за всех под луной скорбящих -
у меня ведь такие длииинные пальцы,
охуенно длинные и нежные пальцы!




Но, когда я увидел, что бедра ее – медовы,
грудь - подобна мускатным холмам Кордовы,
отключил мобильник, поспешно задернул шторы,
засадил я смерти - по самые помидоры.


…Где-то на Ukraine, у вишневом садочку -
понесла она от меня сына и дочку,
в колыбельных ведрах, через народы,
через фрукты –овощи, через соки-воды…


Говорят, что осенью - Лета впадает в Припять,
там открыт сельмаг, предлагая поесть и выпить,
и торгуют в нем – не жиды, ни хохлы, ни йети,
не кацапы, не зомби, а светловолосые дети:


у девчонки – самые длинные в мире пальцы,
у мальчишки – самые крепкие в мире яйцы,
вместо сдачи, они повторяют одну и ту же фразу:
«Смерти – нет, смерти – нет,
наша мама ушла на базу…»



Александр Кабанов

Posted via LiveJournal app for iPad.

almat_malatov: (Default)
Nel mezzo del cammin di nostra vita *

Я, я, я! Что за дикое слово!
Неужели вон тот - это я?
Разве мама любила такого,
Жёлто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачных балах, -
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкладывал прыть, -
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем - так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины - к причине,
А глядишь - заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами, -
Только есть одиночество - в раме
Говорящего правду стекла.

18-23 июля 1924, Париж
* На середине пути нашей жизни (итал.)
almat_malatov: (Default)
Nel mezzo del cammin di nostra vita *

Я, я, я! Что за дикое слово!
Неужели вон тот - это я?
Разве мама любила такого,
Жёлто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачных балах, -
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкладывал прыть, -
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем - так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины - к причине,
А глядишь - заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами, -
Только есть одиночество - в раме
Говорящего правду стекла.

18-23 июля 1924, Париж
* На середине пути нашей жизни (итал.)
almat_malatov: (Default)
Nel mezzo del cammin di nostra vita *

Я, я, я! Что за дикое слово!
Неужели вон тот - это я?
Разве мама любила такого,
Жёлто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачных балах, -
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкладывал прыть, -
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем - так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины - к причине,
А глядишь - заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами, -
Только есть одиночество - в раме
Говорящего правду стекла.

18-23 июля 1924, Париж
* На середине пути нашей жизни (итал.)
almat_malatov: (Default)
вот и ты, дорогая, стала стареть….






вот и я, дорогая, стала стареть

теплую одежду купила и войлочные сапоги

я бы вытерпела морозы, научилась терпеть терпеть

сердце сердце мертвое мерзлое, ледяные зрачки и круги

под глазами

такие инопланетные черные угольные

глаза заплаканные

короче, ты поняла

глаза мокрые мокрыми кулачками вытереть-тереть-тереть



вот только я не стала такая же, как ты, блядь

волосы по-прежнему перстами расчесываю, косу плету

никому себя не позволяю руками мять

никому даже мысли свои не доверила, не то, что свою наготу



вся такая гордая в двуспальной кровати лежу одна

две подушки у меня, собачка плюшевая и оранжевый ночник

с тоской смотрю на телефонные провода

в стаканчике бурлит газированная вода

я лежу как ретропорнозвезда

без белья

без семени

без семьи

мы с собачкой плюшевой лежим такие одни

а в окне дискотечная музыка и неоновые огни


almat_malatov: (Default)
вот и ты, дорогая, стала стареть….






вот и я, дорогая, стала стареть

теплую одежду купила и войлочные сапоги

я бы вытерпела морозы, научилась терпеть терпеть

сердце сердце мертвое мерзлое, ледяные зрачки и круги

под глазами

такие инопланетные черные угольные

глаза заплаканные

короче, ты поняла

глаза мокрые мокрыми кулачками вытереть-тереть-тереть



вот только я не стала такая же, как ты, блядь

волосы по-прежнему перстами расчесываю, косу плету

никому себя не позволяю руками мять

никому даже мысли свои не доверила, не то, что свою наготу



вся такая гордая в двуспальной кровати лежу одна

две подушки у меня, собачка плюшевая и оранжевый ночник

с тоской смотрю на телефонные провода

в стаканчике бурлит газированная вода

я лежу как ретропорнозвезда

без белья

без семени

без семьи

мы с собачкой плюшевой лежим такие одни

а в окне дискотечная музыка и неоновые огни


almat_malatov: (Default)
вот и ты, дорогая, стала стареть….






вот и я, дорогая, стала стареть

теплую одежду купила и войлочные сапоги

я бы вытерпела морозы, научилась терпеть терпеть

сердце сердце мертвое мерзлое, ледяные зрачки и круги

под глазами

такие инопланетные черные угольные

глаза заплаканные

короче, ты поняла

глаза мокрые мокрыми кулачками вытереть-тереть-тереть



вот только я не стала такая же, как ты, блядь

волосы по-прежнему перстами расчесываю, косу плету

никому себя не позволяю руками мять

никому даже мысли свои не доверила, не то, что свою наготу



вся такая гордая в двуспальной кровати лежу одна

две подушки у меня, собачка плюшевая и оранжевый ночник

с тоской смотрю на телефонные провода

в стаканчике бурлит газированная вода

я лежу как ретропорнозвезда

без белья

без семени

без семьи

мы с собачкой плюшевой лежим такие одни

а в окне дискотечная музыка и неоновые огни


Profile

almat_malatov: (Default)
almat_malatov

April 2016

S M T W T F S
     12
3456789
101112 13141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios