Feb. 14th, 2005

almat_malatov: (Default)
Я не хотел ничего писать. Не люблю этот протокольный ежегодный день влюбленных. У меня вообще вызывают подозрение праздники, которые выделяют один день в году на влюбленных, женщин, военных, студентов и прочие категории граждан, которые существуют, вообще-то, круглый год. Слишком похоже на отмазку, на кость, брошенную в утешение. Мол, вам целый день выделили - и потом терпите остальные триста шестьдесят четыре дня, а мы будем вам подлянки кидать в ассортименте. Но теперь у меня есть ты, поэтому правозащитные порывы оставлю на потом, и просто скажу тебе то, что давно пора сказать.

Я редко говорю «люблю» только потому, что не доверяю этому слову. Слово-обертка, слово-гандон - оно растягивается до размеров слона и сжимается до окурка, в него можно завернуть и любовь к колбасе, и тайное пристрастие к творчеству Наташи Королевой. Я боюсь вложить в него то, что чувствую, когда ты касаешься меня случайно рукой, когда рычу, кончая, когда
нервничаю из-за того, что ты опаздываешь на час. Это не любовь – это больше.

Но другого слова нет, а лишний раз сказать о своих чувствах никогда не вредно. Тем более, если есть легитимный повод в виде дня св. Валентина, невинно убиенного. Мы ведь часто не можем выдавить из себя эту сакраментальную фразу из трех слов - из-за стеснения, из-за боязни оказаться уязвимыми, да много из-за чего. А потом оказывается, что надо было всего лишь вовремя произнести «Я тебя люблю» - и многое сложилось бы иначе.

И пусть меня корежит от розового цвета, пусть я не слишком люблю традиционный в этот
день шоколад - я все-таки напишу тебе «валентинку».

Почему именно ты…
Знаешь, у меня были красивые. Были богатые. Были известные.
А тебя - не было.
Ведь засыпаешь (а еще важнее, просыпаешься) не с защищенной диссертацией, не с обложкой глянцевого журнала, не с именем в газете и не с банковским счетом - с живым человеком. Просыпаешься с ворочающимся под звук будильника теплом, с обхватывающей шею рукой - «подожди, еще пять минут, ну пожалуйста, ну на хуй эту работу» - с теплом, без которого не можешь заснуть.
Теплом, ради которого готов честно прослушать оперу «Евгений Онегин», и остаться дома вместо похода на веселенькую оргию со студентками РУДН. В моей системе ценностей ты важнее.

…Не знаю, почему ты. Просто почувствовал «свой кусок». Не завернутый в блестящую обертку, чуть горьковатый,
как пот со лба в спортзале, но - свой.
Знаешь, судьба все дает вовремя. И случайный секс после знакомства в интернете перерастает, переплавляется в горько-сладкое замирание в солнечном сплетении - как в шестнадцать лет, когда плетешься по предрассветной Москве домой, и веришь, что праздник где-то здесь, рядом, за углом - не за тем, так за следующим.
Мой праздник - ты. Праздник, который всегда со мной.
Я не слишком ласковый, не слишком романтичный, и красота заката мне абсолютно безразлична. Я много курю, и часто напиваюсь. От многих моих знакомых тебя тошнит, как токсикозную мышь. Ты слушаешь оперу, а я - джаз.
Я тусовщик со стажем, а ты не выносишь незнакомых людей. Но я знаю – ты меня любишь.
Моим родителям не нравятся наши отношения, твои вообще «не в матерьяле».
Друзья удивляются тому, что я не завязал роман с кем-нибудь пафосным, а выбрал тебя - как будто любимых выбирают.
Но неисповедимы маршруты, по которым нас водит кто-то умный и хитрый. Моя судьба быть с тобой.

Я сейчас стучу по ноутбуку, а ты спишь, уткнувшись мне носом в бок.
Усатый, бородатый, с плечами пятьдесят шестого размера. Почти два метра роста, почти центнер живого веса. Я слушаю твое дыхание, и ловлю себя на том, что дышу с тобой в унисон.

Я люблю тебя, Дима.
Алмат.
almat_malatov: (Default)
Я не хотел ничего писать. Не люблю этот протокольный ежегодный день влюбленных. У меня вообще вызывают подозрение праздники, которые выделяют один день в году на влюбленных, женщин, военных, студентов и прочие категории граждан, которые существуют, вообще-то, круглый год. Слишком похоже на отмазку, на кость, брошенную в утешение. Мол, вам целый день выделили - и потом терпите остальные триста шестьдесят четыре дня, а мы будем вам подлянки кидать в ассортименте. Но теперь у меня есть ты, поэтому правозащитные порывы оставлю на потом, и просто скажу тебе то, что давно пора сказать.

Я редко говорю «люблю» только потому, что не доверяю этому слову. Слово-обертка, слово-гандон - оно растягивается до размеров слона и сжимается до окурка, в него можно завернуть и любовь к колбасе, и тайное пристрастие к творчеству Наташи Королевой. Я боюсь вложить в него то, что чувствую, когда ты касаешься меня случайно рукой, когда рычу, кончая, когда
нервничаю из-за того, что ты опаздываешь на час. Это не любовь – это больше.

Но другого слова нет, а лишний раз сказать о своих чувствах никогда не вредно. Тем более, если есть легитимный повод в виде дня св. Валентина, невинно убиенного. Мы ведь часто не можем выдавить из себя эту сакраментальную фразу из трех слов - из-за стеснения, из-за боязни оказаться уязвимыми, да много из-за чего. А потом оказывается, что надо было всего лишь вовремя произнести «Я тебя люблю» - и многое сложилось бы иначе.

И пусть меня корежит от розового цвета, пусть я не слишком люблю традиционный в этот
день шоколад - я все-таки напишу тебе «валентинку».

Почему именно ты…
Знаешь, у меня были красивые. Были богатые. Были известные.
А тебя - не было.
Ведь засыпаешь (а еще важнее, просыпаешься) не с защищенной диссертацией, не с обложкой глянцевого журнала, не с именем в газете и не с банковским счетом - с живым человеком. Просыпаешься с ворочающимся под звук будильника теплом, с обхватывающей шею рукой - «подожди, еще пять минут, ну пожалуйста, ну на хуй эту работу» - с теплом, без которого не можешь заснуть.
Теплом, ради которого готов честно прослушать оперу «Евгений Онегин», и остаться дома вместо похода на веселенькую оргию со студентками РУДН. В моей системе ценностей ты важнее.

…Не знаю, почему ты. Просто почувствовал «свой кусок». Не завернутый в блестящую обертку, чуть горьковатый,
как пот со лба в спортзале, но - свой.
Знаешь, судьба все дает вовремя. И случайный секс после знакомства в интернете перерастает, переплавляется в горько-сладкое замирание в солнечном сплетении - как в шестнадцать лет, когда плетешься по предрассветной Москве домой, и веришь, что праздник где-то здесь, рядом, за углом - не за тем, так за следующим.
Мой праздник - ты. Праздник, который всегда со мной.
Я не слишком ласковый, не слишком романтичный, и красота заката мне абсолютно безразлична. Я много курю, и часто напиваюсь. От многих моих знакомых тебя тошнит, как токсикозную мышь. Ты слушаешь оперу, а я - джаз.
Я тусовщик со стажем, а ты не выносишь незнакомых людей. Но я знаю – ты меня любишь.
Моим родителям не нравятся наши отношения, твои вообще «не в матерьяле».
Друзья удивляются тому, что я не завязал роман с кем-нибудь пафосным, а выбрал тебя - как будто любимых выбирают.
Но неисповедимы маршруты, по которым нас водит кто-то умный и хитрый. Моя судьба быть с тобой.

Я сейчас стучу по ноутбуку, а ты спишь, уткнувшись мне носом в бок.
Усатый, бородатый, с плечами пятьдесят шестого размера. Почти два метра роста, почти центнер живого веса. Я слушаю твое дыхание, и ловлю себя на том, что дышу с тобой в унисон.

Я люблю тебя, Дима.
Алмат.
almat_malatov: (Default)
Я не хотел ничего писать. Не люблю этот протокольный ежегодный день влюбленных. У меня вообще вызывают подозрение праздники, которые выделяют один день в году на влюбленных, женщин, военных, студентов и прочие категории граждан, которые существуют, вообще-то, круглый год. Слишком похоже на отмазку, на кость, брошенную в утешение. Мол, вам целый день выделили - и потом терпите остальные триста шестьдесят четыре дня, а мы будем вам подлянки кидать в ассортименте. Но теперь у меня есть ты, поэтому правозащитные порывы оставлю на потом, и просто скажу тебе то, что давно пора сказать.

Я редко говорю «люблю» только потому, что не доверяю этому слову. Слово-обертка, слово-гандон - оно растягивается до размеров слона и сжимается до окурка, в него можно завернуть и любовь к колбасе, и тайное пристрастие к творчеству Наташи Королевой. Я боюсь вложить в него то, что чувствую, когда ты касаешься меня случайно рукой, когда рычу, кончая, когда
нервничаю из-за того, что ты опаздываешь на час. Это не любовь – это больше.

Но другого слова нет, а лишний раз сказать о своих чувствах никогда не вредно. Тем более, если есть легитимный повод в виде дня св. Валентина, невинно убиенного. Мы ведь часто не можем выдавить из себя эту сакраментальную фразу из трех слов - из-за стеснения, из-за боязни оказаться уязвимыми, да много из-за чего. А потом оказывается, что надо было всего лишь вовремя произнести «Я тебя люблю» - и многое сложилось бы иначе.

И пусть меня корежит от розового цвета, пусть я не слишком люблю традиционный в этот
день шоколад - я все-таки напишу тебе «валентинку».

Почему именно ты…
Знаешь, у меня были красивые. Были богатые. Были известные.
А тебя - не было.
Ведь засыпаешь (а еще важнее, просыпаешься) не с защищенной диссертацией, не с обложкой глянцевого журнала, не с именем в газете и не с банковским счетом - с живым человеком. Просыпаешься с ворочающимся под звук будильника теплом, с обхватывающей шею рукой - «подожди, еще пять минут, ну пожалуйста, ну на хуй эту работу» - с теплом, без которого не можешь заснуть.
Теплом, ради которого готов честно прослушать оперу «Евгений Онегин», и остаться дома вместо похода на веселенькую оргию со студентками РУДН. В моей системе ценностей ты важнее.

…Не знаю, почему ты. Просто почувствовал «свой кусок». Не завернутый в блестящую обертку, чуть горьковатый,
как пот со лба в спортзале, но - свой.
Знаешь, судьба все дает вовремя. И случайный секс после знакомства в интернете перерастает, переплавляется в горько-сладкое замирание в солнечном сплетении - как в шестнадцать лет, когда плетешься по предрассветной Москве домой, и веришь, что праздник где-то здесь, рядом, за углом - не за тем, так за следующим.
Мой праздник - ты. Праздник, который всегда со мной.
Я не слишком ласковый, не слишком романтичный, и красота заката мне абсолютно безразлична. Я много курю, и часто напиваюсь. От многих моих знакомых тебя тошнит, как токсикозную мышь. Ты слушаешь оперу, а я - джаз.
Я тусовщик со стажем, а ты не выносишь незнакомых людей. Но я знаю – ты меня любишь.
Моим родителям не нравятся наши отношения, твои вообще «не в матерьяле».
Друзья удивляются тому, что я не завязал роман с кем-нибудь пафосным, а выбрал тебя - как будто любимых выбирают.
Но неисповедимы маршруты, по которым нас водит кто-то умный и хитрый. Моя судьба быть с тобой.

Я сейчас стучу по ноутбуку, а ты спишь, уткнувшись мне носом в бок.
Усатый, бородатый, с плечами пятьдесят шестого размера. Почти два метра роста, почти центнер живого веса. Я слушаю твое дыхание, и ловлю себя на том, что дышу с тобой в унисон.

Я люблю тебя, Дима.
Алмат.

Profile

almat_malatov: (Default)
almat_malatov

April 2016

S M T W T F S
     12
3456789
101112 13141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 03:43 am
Powered by Dreamwidth Studios